путешествие, гора Шаста

natalie_guseva


Свободные Люди

не страшись потерять себя старого, бойся остаться прежним


Previous Entry Share
"Бросай авоськи, жизнь дороже!! или "Здравствуй, Франция!"
путешествие, гора Шаста
natalie_guseva

Настал день отлета во Францию. Я неслась по Шереметьево-2 навстречу переменам с глазами на все лицо, опаздывая на свой самолет в Париж 9 октября 2009 года с 2 чемоданами, рюкзаком за спиной и мелкими сумками наперевес. Спасибо Алиске, дотолкала меня, научила как открыть регистрацию, когда самолет улетает через 15 минут…Крыла она меня трехэтажным, так как сама опаздывала на романтическое свидание, но довела дело до победного конца - загрузила меня...И, вот, я в кресле, в самом хвосте огромного лайнера, который переносит нас из точки в точку и является молчаливым свидетелем наших судеб, всего того, что мы переживаем в моменте движения, оставаясь неподвижными. Удивительное место для обозрения своего внутреннего пространства и телесных ощущений. Место, где большую часть полета находишься один на один с собой. Кто я и что я, летящее навстречу переменам?

Москва оставалась внизу, превращаясь в точку, в которой осталась какая-то часть моей жизни, со своими воспоминаниями, ощущениями, впечатлениями и открытиями. Маленькая точка на земном шаре, вместившая столь многое, и, давшая импульс к движению в неизвестное.

Самолет плавно приземлился в Шарль-Де-Голе, у меня же было ощущение, что я рухнула на французскую землю под тяжестью своего физического и эмоционального груза. На автопилоте доехала до своего нового дома, слабо соображая, где я нахожусь, за что хвататься и куда идти дальше. Голова болела так, словно мне по-живому делали трепанацию черепа. Я находилась в состоянии паники. Сейчас смешно об этом писать, а тогда я была королевой стресса и паники. Я пыталась втиснуться в новую реальность со своим багажом. Представьте себе, весь описанный на мне багаж и узкий проход в новое пространство. И вот я вижу это новое, ощущаю запах нового, и мне так хочется туда прорваться, но мое имущество мне мешает. Я застряла на проходе.

Моя первая неделя в Париже была именно такова. Я везде опаздывала, не могла поймать чувство времени, ошибалась переходами в метро, проезжала свои станции, не могла купить билет в метро, не находя кассу. Среда мне казалась чужеродной и неприветливой. Но так мне только казалось, т.к. я воспринимала новое пространство через призму стресса, паники, нежелания оставить свой багаж. Мой багаж – это мои верования и стойкие убеждения как должно все быть, в какой последовательности, в каком темпе и так далее. У новой реальности свой темп, свои планы, а тут я: «Здрасте. Можно я тут вас обоснуюсь со своим багажом. Вы тут потеснитесь, а то мне авоськи складывать некуда» Ну, вот такая нестыковочка случилась.

Я люблю повторять пословицу: «Хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах». Не знаю, кого я там рассмешила, но кто-то рассмеялся, глядя на меня, и сначала отправил на аттракцион американских горок, прежде чем впустил в новое пространство. Скажу честно, это очень неудобно кататься на горках с чемоданами, авоськами и рюкзаком.

Чтобы не вывалиться из люльки надо держаться за поручни, а в руках имущество. Что делать? Слышу ответ из зала: «Бросай авоськи. Жизнь дороже». Полностью согласна. Но чтобы это сделать, нужно принять решение, что багаж бесполезен и проку в нем нет.

Неделю я каталась со своим багажом. К общему состоянию паники прибавился вселенский страх остаться без работы, денег - страх бедности, нищеты. Картины, рисовавшиеся мне и переживаемые эмоционально – готовый сценарий для фильма ужасов или социальной драмы, что по сути одно и то же. Сейчас я смеюсь над собой, удивляясь тому болезненному состоянию, которое я переживала. Мозг рисовал картины одна страшней другой, а тело тряслось от страха. И в тоже время за этим страхом четкое ощущение, что это иллюзорный страх и мне ничего не грозит. Я задавалась вопросом, почему я сомневаюсь и почему так силен этот страх. Откуда во мне это? Логики во всем этом не было. Я была в процессе принятия решения пойти глубже в свой страх нищеты: отсутствие работы, безденежье, разорение. Мне было интересно, что на самом деле стоит за этими страхами. Это было связано с тем багажом, с которым я каталась на горках.

На следующий день после приезда у меня начинались занятия в Академии Софрологии. Практические занятия меня оживили, расслабили и привнесли первые радостные нотки в мое уставшее тело. Мне нравится эта наука, и я не могу точно сказать чем. Возможно тем, что она учит работать с самим собой, со своим внутренним миром без переноса это на внешние объекты как на родителей, друзей, супругов, коллег по работе. Софрология учит осознавать самого себя. Я стараюсь эту науку пропустить через свое физическое тело, не вникая пока в академические знания. Мне интересно смотреть, как практические задания откликаются во мне, что происходит на уровне тела. Учусь слушать свое тело, описывать свои ощущения.

Я начала обращать на красоту, окружавшую меня. Меня влекли парки, сады, открытые пространства, наполненные воздухом. Мне захотелось бродить под солнцем и наслаждаться красками природы. Наблюдая за игрой детворы в парках, я почувствовала в себе радость земной жизни. У меня появилось стойкое желание слезть с горок и начать жить земной жизнью. Начался процесс отказа от багажа. Сначала я вывела наружу свои убеждения касательно природы денег. Мне было любопытно, какое отношение у меня к ним и что они для меня значат, что дают, почему боюсь остаться без них, почему так завишу от них.

Затем так же вывела свои представления о работе, что есть вообще работа, что она дает, почему мы стремимся иметь работу, что значит «хорошая» и "интересная" работа.

Исписав много белых листов осенними парижскими днями и ночами, я вылила из себя много воды посредством слов. Чем больше я писала, тем легче становился багаж, тем легче я себя чувствовала, тем меньше ощущался страх и вконец он совсем пропал.

Страх оказался столь иллюзорным, что только руками можно развести, какой силой мы его наделяем, впадая под его власть. В результате этой творческой работы я подошла к тому, что это страх нашего эго, которое боится исчезновения. И большую часть своей жизни мы пребываем в страхах эго. Благодаря ему мы накопили всего предостаточно, мы уплотнялись и уплотнились на земле как только это было возможно. Мы обросли своими верованиями и представлениями, как должно все быть, как должен быть устроен мир, каково должно быть наше окружение, какую работу мы должны выполнять, сколько должны зарабатывать, с какими супругами должны быть, кем должны вырасти наши дети.

Не берусь говорить за всех, но я устала от всех этих … «как должно все быть». Я решила всё подвергнуть сомнению, всё о чем говорили и утверждали родители, учителя, книжки и так далее...

Спасибо дорогим друзьям, таким же путешественникам и работникам туризма,  поддержавшим и поддерживающим меня.


?

Log in