путешествие, гора Шаста

natalie_guseva


Свободные Люди

не страшись потерять себя старого, бойся остаться прежним


Previous Entry Share Next Entry
Я осознаю свой страх, я его люблю
путешествие, гора Шаста
natalie_guseva
Когда мне страшно, страх меня парализует и ни о чем другом, как о страхе я думать не могу. Даже если мне очень хочется перевести свое внимание на что-то другое, занять свой ум чем-то другим более позитивным, через мгновение я оказываюсь в плену страха и сопутствующих мыслей. Мне очень хочется отмахнуться от этого навязчивого состояния, сказать себе, что это все не смертельно, что ситуация разрешаемая, что все надумано и страх иллюзорен и тому подобное. Уговоры мне не помогают, они только отвлекают мою внимание на какое-то время, но внутри все продолжает дрожать и ладошки покрываются липким потом. В этот момент я меньше всего хочу общаться с другими, я их просто не слышу и не вижу за пеленой своего страх, только делаю вид, что слушаю, киваю, вставляю какие-то реплики и жду случая, чтобы уйти, остаться на едине со страхом и предаться его муссированию. В таком состоянии я только и делаю, что съедаю себя своим страхом – отличная перспектива быть съеденной заживо собственным страхом. У меня ни на что не остается сил, у меня нет желаний, чувствую себя обреченной и жалкой, «крокодил не ловится, не растет кокос». У меня вырабатывается твердое убеждение, что  страх меня будет есть до тех пор, пока я не найду выход из состояния дрожания и отупения, не придумаю средство как обмануть страх и схватить за хвост. Порой, мне приходит «светлая» мысль накатить стопочку другую виски. О да! Вот оно -долгожданное облегчение и подобие радости с мыслью, что мне все по барабану и море по колено – из меня начинает переть бравада. И как я не люблю момент трезвления, потому что в этот момент  опять чувствую свой страх и начинаю тихо, а потом громко ненавидеть весь мир и ситуацию из-за которой, как я полагаю, страдаю. Мало по малу начинаю отбрасывать все методы и инструменты по средством которых я борюсь со своим страхом за их профнепригодность как то: алкоголь, поедание сладкого, секс, задушевно-интеллектуальные беседы с друзьями по телефону, встречи, видимость работы и какой-то деятельности, общение в интернете, музыка, кино, умные книжки по личностному росту, разборка ситуации и поиск причины страха снаружи и внутри, попытки сидеть медитировать с закрытыми и открытыми глазами, разные виды дыхания и прочие духовные, целительские практики, путешествия по свету, смена места жительства, смена работы, смена партнера. Я честно всё это проделала, к работе подошла ответственно и серьезно: перла бульдозером, выворачивалась как могла, лечила себя с неистовой силой и каждый раз ждала результата – фантастического облегчения, похожего на райское блаженство! Отбрасывая один рецепт, я тайно надеялась, что вот следующий обязательно мне поможет в борьбе за мир внутри себя. Каждый раз, когда я получала инъекцию удовольствия в кровь от результата, мой ум затихал - я плотоядно наслаждалась  ощущениями блаженства, покоя, безмятежной радости, почти божественного откровения. Мне до чертиков хочется пребывать как можно дольше в этой райской идилии и я боюсь, что это может закончиться,  мне опять надо будет что-то предпринимать, думать, двигаться, общаться. И вот оно главное откровение дня, даже в этом «идеаллистическом состоянии божественного откровения», я продолжаю бояться. Класс! Намотавшись с высунутым языком за хвостом, стерев лапы до пуза, намочив не одну дюжину платков слезами радости и ненависти, обвинив других в своих напастях, открылась одна простая вещь, что все это время страх был не просто со мной, он не просто мой страх, а я и есть страх, как впрочем и все остальное – такая форма жизни. Так собственно в чем проблема? С чем боремся, от чего и, главное, куда бежим? Не знаю как на самом деле могут выглядеть моменты проззрения, откровения, просветления - мистики о них пишут как об экстатических (без стакана не произнести) переживаниях – но я сейчас похожа на персонаж, у которого проблемы с юмором. Через много дней, а в моем случае лет, после рассказанного анекдота, сидя за компьютером с серьезным и важным видом, я взорвалась приступом смеха – до меня дошел смысл рассказанного очень давно анекдота, а кто-то рядом сказал с улыбкой: «Наконец-то! Доперла!» И стало еще смешнее.
Я словно сдулась от собственного смеха, так как его  меньше всего  ожидаешь услышать, да еще прочувствовать, что моя жизнь анекдот. Вот сижу, смеюсь над своим анекдотом, где я сама и есть анекдот. Потом очень медленно и мягко вместе с улыбкой втекает осознание, что я не отделима от жизни, в которой присутствует все и страх, и радость, и смерть, и рождение; что жизнь не существует сама по себе.  Она -  это я, я – это она и мы с ней едины. Вот так просто. И есть ли смысл тогда бороться с собственным страхом, где я и страх являемся единым феноменом, где одно без другого не существует. Выходит, что борьба со страхом это тоже борьба с самим собой и в этой борьбе никогда не будет победителя и проигравшего. Так что мне остается делать? Естественно дышать и просто осознавать то, что есть. Осознание это прямое переживание того, что есть. Я раньше так не пробовала жить...
- Вот я чувствую страх.... я и есть страх... Тут меня прорывает и из меня потоком начинают литься слова, пустые слова страха, подкрепленные ощущениями в теле. Я сижу и просто себя слушаю, весь этот словесный хоровод, слушаю, слушаю, слушаю и чувствую, как внутри что-то начинает сдуваться, поток стихает и утихает совсем. Мне это напомнило отношения ребенка и родителей. Ребенок, чувствуя страх, приходит к родителям и начинает им рассказывать про свои страхи, переживания, а они его тепло и внимательно слушают, дают ему выговориться. Выговорился, выпустил пар и утих. Когда родители дают ребенку выговориться, выслушивают его слова – они ничего не делают, они его просто любят таким какой он есть и ребенок это чувствует, осознает. Так и со страхом или с любой другой эмоцией - переживая «то что есть», любить «то», что переживается. Я переживаю свой страх и я его люблю. Это что-то новое!

?

Log in